18 февраля 2017г.

Россия выходит из жесткого экономического кризиса, заявил Греф

РИА Новости. Россия выходит из жесткого экономического кризиса, заявил глава Сбербанка Герман Греф.

"Я думаю, что экономика вышла из рецессии. Но говоря экономическим языком, мы попали в стагнацию. Экономический рост в этом году мы ожидаем. Сколько? Пока сложно прогнозировать, от 1 до 2%. На мой взгляд, да, из жесткого кризиса, который мы видели в 2015 году — в начале 2016 года, очевидно (выходим — ред.)", — сказал он журналистам.

Источник: ria.ru

17 февраля 2017г.

Ростовская область может стать пилотным регионом по запуску системы защиты бизнеса

Interfax-Russia.ru - Ростовская область может стать пилотным регионом, в котором будет запущена система "Набат" по защите бизнеса и юридической поддержке предпринимателей, заявил бизнес-омбудсмен Борис Титов на встрече с журналистами в Ростове-на-Дону в четверг.

"Мы с Василием Голубевым (губернатор Ростовской области - ИФ) разговаривали о том, чтобы ввести систему защиты для бизнеса. Мы ее разрабатывали несколько месяцев, решили, что ростовский регион может стать опытным регионом. Она не полностью функционирует, но постепенно ее должны вводить. Это система защиты, где предприниматель имеет возможность сообщить, если что-то происходит, связанное, по его мнению, с незаконными проверками и претензиями", - сказал он.

По словам Б.Титова, система "Набат" представляет собой мобильное приложение, благодаря которому предприниматель может получить оперативную помощь и консультацию.

В свою очередь, как сообщает пресс-служба губернатора Ростовской области, предполагается, что в рамках проекта "Набат" будут разработаны практические пособия для предпринимателей при проведении в отношении них проверок, а также опубликованы чек-листы каждого проверяющего органа.

"Мы очень предметно занялись темой сокращения необоснованных проверок. С участием всех заинтересованных сторон ищем наиболее эффективные пути для снижения административной нагрузки. Поэтому нам этот проект очень интересен", - приводит пресс-служба слова В.Голубева.

Власти региона планируют создать рабочую группу для реализации пилотного проекта.

Источник: interfax-russia.ru

15 февраля 2017г.

Максим Орешкин: Рост ВВП в 2017 году может составить 2%

Об этом заявил Министр экономического развития РФ на встрече с Президентом России Владимиром Путиным. В ходе встречи Президент призвал главу Минэкономразвития России контролировать ситуацию с инфляцией в постоянном режиме.

Владимир Путин: Максим Станиславович, у Вас уже есть окончательные, по сути практически по всем показателям окончательные, или самые свежие данные по итогам 2016 года?

Максим Орешкин: Да, Росстат подвёл итоги 2016 года, и о чём здесь можно сказать: в принципе год заканчиваем на положительной ноте. Если посмотреть те ожидания, которые были в начале 2016 года, – они были, конечно, гораздо хуже. Наш прогноз был хуже, и, если посмотреть международные агентства, и МВФ [Международный валютный фонд], и рейтинговые агентства – они прогнозировали снижение ВВП в районе двух процентов (то, что было в I квартале). Данные, которые показывает Росстат, – это снижение на 0,2 процента за 2016 год.

Если посмотреть весь 2016 год, то негативные тенденции были в первом полугодии, а во втором полугодии уже в целом экономика вышла в рост. Поэтому цифры в начале года были похуже, а затем постепенно выправились.

Это, конечно, во многом результат действий финансово-экономических властей по политике долгосрочной стабильности, которая постепенно начала действовать, позволила экономике адаптироваться к изменившейся ситуации и вывела экономику вновь на траекторию роста.

Если говорить о начале 2017 года, то здесь тоже ситуация складывается довольно позитивная. Первые данные, которые мы видим, это данные по погрузке на железнодорожном транспорте, по потреблению электроэнергии, – они показывают очень хороший рост. Погрузка на железнодорожном транспорте выросла около девяти процентов к уровню прошлого года: это очень серьёзный рост – говорит о том, что экономическая активность начинает восстанавливаться.

Если посмотреть на опросы предприятий, то здесь индикаторы говорят о том, что уровень уверенности максимальный с начала 2011 года. Тоже очень хороший показатель, говорит о том, что экономическая активность продолжает восстанавливаться.

Ещё очень важная особенность и отличие 2016 года от 2017-го: в 2016 году рост был сосредоточен только в ряде отраслей, в таких как сельское хозяйство, химическая промышленность и ряд других отраслей; так называемые торгуемые отрасли (кто либо работает на экспорт, либо конкурирует с импортом на внутреннем рынке) – они продемонстрировали положительную динамику.

В 2017 году мы ожидаем, что рост будет более широкий, затронет в том числе и потребительский сектор, ожидаем восстановления денежных доходов населения, будет складываться положительная тенденция.

В целом по 2017 году мы ожидаем рост порядка двух процентов.

Владимир Путин: Хорошо.

По инфляции пока окончательных данных нет, тем не менее как Вы смотрите на этот показатель?

Максим Орешкин: По инфляции мы видим, что сейчас она находится около уровня в пять процентов: если прошлый год мы закончили – 5,4, то тенденция на снижение инфляции продолжается. Ожидаем, что по итогам 2017 года она уверенно выйдет на запланированные показатели – около четырёх процентов. Центральный банк и Правительство активно над этим работают.

Самый важный момент – это то, что снижение инфляции позволит увеличить доходы населения, тенденция уже проявилась в конце прошлого года, и она сохранится в 2017 году.

Владимир Путин: Только работайте над этим постоянно. Надо заниматься, как мы говорим, таргетированием [инфляции] вместе с Центральным банком, Правительством; там, где нужно, Администрацию подключать. И с регионами надо работать, конечно.

Максим Орешкин: Абсолютно. Должна быть комплексная работа всех органов власти в этом направлении.

Источник: economy.gov.ru

13 февраля 2017г.

«Мы не собираемся увеличивать налоговую нагрузку»

Интервью «Газеты.Ru» с министром финансов Антоном Силуановым.

Министр финансов Антон Силуанов в интервью «Газете.Ru» объяснил, почему в 2017 году рост ВВП составит не более 1,5%, но это не приведет к радикальным изменениям налоговой системы. Минфин, по его словам, готов обсуждать с бизнесом только снижение нагрузки НДФЛ и страховых взносов. Но при этом не откажется от приоритетной бюджетной задачи — сбалансировать федеральный бюджет к 2020 году с нулевым дефицитом при цене нефти в $40.

— Текущая политика правительства и ЦБ направлена на ограничение роста доходов населения, потребления и инвестиций. В приоритетах ограничение бюджетного дефицита и борьба с инфляцией. Не получится ли так, что в итоге экономика будет заякорена на низких темпах роста?

— Главная цель и приоритет текущей экономической политики — создание условий для устойчивого и динамичного развития экономики и страны. Предсказуемая бюджетная и денежно-кредитная политика является фундаментом, без которого добиться устойчивого экономического роста просто невозможно. Именно на это направлены наши усилия сегодня. Каких условий на макроуровне мы пытаемся добиться, проводя текущую политику?

Во-первых, снизить неопределенность и повысить прогнозируемость экономических и финансовых условий. То есть бизнес при принятии инвестиционных решений должен понимать, какая будет инфляция, реальный обменный курс, процентные ставки и другие условия на весь срок проекта. Эти параметры не должны сильно зависеть от динамики цен на нефть — такая зависимость кратно повышает риски любого проекта и, соответственно, увеличивает требуемую доходность и укорачивает инвестиционный горизонт.

Во-вторых, добиться устойчиво низких процентных ставок по кредитам для бизнеса. Они определяются инфляционными ожиданиями и реальными процентными ставками. Снижение первых достигается за счет последовательной политики по инфляционному таргетированию, а вторые тем меньше, чем больше уровень сбережений в экономике и чем ниже спрос на эти сбережения со стороны государства — то есть чем ниже дефицит бюджета.

В-третьих, обеспечить стабильный и предсказуемый уровень налоговой нагрузки. И только при сбалансированном бюджете у бизнеса и населения может быть уверенность в долгосрочной стабильности уровня налоговой нагрузки.

Ну и результаты нашей политики уже наглядно видны.

Что касается нефтяной зависимости, то если в 2013–2014 годах мы стартовали с балансирующей бюджет ценой нефти на уровне $105–110 за баррель Urals, то в 2016 году уже около $71 за баррель. В текущем году это $60 за баррель — плюс-минус $5 за баррель в зависимости от курса рубля. А к завершению трехлетнего бюджета выйдем в диапазон $40–45 за баррель. На этой базе c февраля 2017 года мы запустили механизм операций на открытом рынке, направленный на снижение влияния нефтяной волатильности на внутренние экономические условия. Теперь для эффективной работы этого механизма важно придерживаться целевых параметров по снижению ненефтегазового дефицита, закрепленных в трехлетнем бюджете.

В части снижения инфляционных ожиданий — менее чем через два года после мощнейшего инфляционного всплеска мы говорим о текущей инфляции в 5%, и уже мало у кого остаются сомнения в ее снижении до 4%. Благодаря этому начинают восстанавливаться и реальные доходы населения — по итогам 2016 года рост заработных плат уже вернулся в положительную зону. Реальная требуемая инвесторами доходность также снижается. Это видно по минимальному за последние пять лет уровню оттока капитала, высокому уровню активности иностранных инвесторов на нашем финансовом рынке, снижению уровня доходности наших облигаций относительно других стран развивающегося блока.

Уходит неопределенность в отношении налоговой нагрузки. Год назад все гадали, по каким именно налогам вырастут ставки. Но мы смогли обеспечить стабильность бюджетной системы не за счет повышения налогов, а через оптимизацию расходов, улучшение администрирования доходов и повышение отдачи от государственных активов. Сейчас уже обсуждаем изменения в структуре, а не уровне налоговой нагрузки — причем изменения, направленные в том числе на улучшение условий для добросовестных налогоплательщиков.

Ну и главное, экономика в конце прошлого года начала показывать положительные темпы. Мы видим существенное восстановление инвестиционной активности, в первую очередь в торгуемых отраслях — сельском хозяйстве, деревообработке и химической промышленности. Заметные подвижки в настроениях российского бизнеса — в промышленности деловые настроения не были столь радужными с начала 2011 года, а хорошее настроение сегодня — это рост инвестиций завтра.

И напротив, если бы мы не проводили такую политику, период спада растянулся бы на несколько лет и мы бы не увидели такого восстановления экономики. Если, конечно, вы не думаете, что высокая зависимость от цен на нефть, галопирующая инфляция, непонятная ситуация с бюджетом и связанная с этим неопределенность налоговых условий могут «заякорить» экономику на высоких темпах роста…

— 17-й год только начался. Ваш прогноз роста на этот год?

— 1,5%.

— В прошлом мы привыкли к задачам роста до 5% ВВП...

— 1,5% — это среднегодовые темпы роста нашей экономики за последнее десять лет. Некоторые наши коллеги в правительстве считают, что на восстановительной фазе в текущем году рост может быть и 2%, но мы все сходимся во мнении, что выход на кардинально более высокие и устойчивые темпы развития упирается в структурные ограничения.

Президент поставил задачу обеспечить темпы роста российской экономики к 2019–2020 годам не ниже средних в мире. В рамках исполнения этой задачи правительство сейчас разрабатывает конкретный комплекс мер, направленный на снятие структурных ограничений для развития. Реализация таких мер структурного характера начинает давать значимые плоды как раз на горизонте трех-пяти лет, а 2017 год должен стать первым годом, когда мы выйдем на устойчивые положительные темпы экономического роста. А уже это и создаст экономическую платформу для расширения темпов роста.

— Ваш прогноз по темпам роста основан только на достижениях бюджетной политики? Или вы рассчитываете на эффект от возможных структурных реформ?

— Характер экономического роста в этом году скорее связан с формированием у российского бизнеса ощущения «новой стабильности». Всем стала очевидна высокая адаптационная способность экономики к внешним шокам, и голоса предрекавших нашей экономике разрыв в клочья прекратились.

Формирование таких настроений у бизнеса — результат нашей стабилизационной политики, в том числе и в бюджетной сфере. Что же касается структурных реформ, то значимый вклад в ускорение роста ожидаем уже за горизонтом текущего года.

«Бедность воспроизводится в следующем поколении»

— Вы уже знакомились с первым вариантом комплексного плана действий правительства на 2017–2025 годы, направленного на достижение более высоких темпов экономического роста? Какую цену за этот план может заплатить бюджетная система?

— Вопрос не в стоимости плана. Вопрос в том, что эти меры должны стимулировать проведение тех реформ, которые повысят нашу инвестиционную привлекательность, позволят повысить эффективность трат государства.

План главным образом сосредоточится на снятии структурных ограничений для роста.

Это естественным образом потребует изменения структурных параметров бюджетной системы — структуры доходов налоговой системы и расходов. При этом изменение структурных параметров не пойдет в ущерб сбалансированности. Сбалансированный бюджет, как мы говорили раньше, помогает создать макроэкономические условия, без которых говорить о повышении темпов роста в принципе невозможно. То есть он создает фундамент, на котором строятся все структурные меры. Без надежного фундамента конструкция неустойчива, какими бы ни были правильными другие структурные меры — по этому поводу в правительстве нет разногласий.

Соответственно, цена, которую заплатит бюджет, — изменение структуры доходов и расходов — причем в сторону, которая сделает эту структуру более устойчивой.

— Почему Минфин не выбрал схему, при которой Резервный фонд и ФНБ просто не расходуются на сумму дополнительных полученных доходов, а заменил ее покупкой валюты при цене нефти сверх $40 за баррель? Сколько вы рассчитываете накопить таким образом в 2017 году и куда будут направлены ресурсы этого нового фонда?

— Нет никакого специального фонда. Объем дополнительных нефтегазовых доходов определяет объем операций на валютном рынке, а средства в рамках операций по управлению остатками средств на едином счете федерального бюджета аккумулируются на валютном счете в Банке России. По итогам года на объем накопленных на этом счете остатков средств будет пополнен Резервный фонд.

— Вы не верите, что предновогодняя договоренность крупнейших нефтедобывающих стран сократить добычу, разом вытолкнувшая цену к $55 за баррель, продержится долго и обеспечит бюджет непредусмотренными доходами?

— Мы еще видим и оживление инвестиций в добычу сланцевой нефти в США — бурение в ключевых нефтеносных провинциях США восстанавливается очень быстрыми темпами. Эффект также проявится достаточно быстро — еще до завершения текущего года. Динамичными темпами также наращивают объемы добычи и другие страны, не входящие в периметр соглашения. Сохраняются риски на стороне спроса, дополнительный стимул к увеличению добычи нефти в США могут придать и обсуждаемые налоговые реформы новой администрации. Список рисков можно перечислять бесконечно.

Но важно не это. Наша цель ведь не в том, чтобы правильно угадать уровень цен на нефть. Главная задача — создать такой механизм, при котором изменчивость конъюнктуры на сырьевом рынке оказывает минимальное влияние как на нашу способность исполнять бюджетные обязательства, так и в целом на динамику внутренних экономических условий.

Для этого первичный дефицит бюджета должен быть нулевым при реалистично-консервативной оценке долгосрочного равновесного уровня цен на нефть — такая оценка находится около $40 за баррель. В полной мере такой бюджет мы сможем сформировать к 2020 году. Все конъюнктурные доходы, свыше $40, не должны идти на расходы, их надо направляться в резервы. Но придерживаться этой логики Минфин будет уже в этом году. По решению президента, до внесения изменений в Бюджетный кодекс, регулирующих механизм использования дополнительных нефтегазовых доходов и формирования Резервного фонда, дополнительные нефтегазовые доходы, поступающие в 2017 году в связи с превышением цены на нефть марки Urals уровня $40 за баррель, не могут быть использованы на финансирование дополнительных расходов федерального бюджета.

— Вначале вы упомянули влияние на бюджетную политику различных санкционных режимов. Как долго вы собираетесь учитывать их в бюджетной политике?

— Что конъюнктурные условия, что санкции — подход один. Мы не должны от них зависеть и менять исходя из этого наши обязательства.

Ради этого Минфин и предлагает политику сдерживания и консолидации в области расходов и дефицита бюджета. Когда бюджет устойчив, то и на экономику смотрят уже по-другому. Прогнозируемость действий властей дает возможность инвесторам вкладывать деньги в экономику. Но если не обеспечена такая стабильность, толку от экономической политики не будет.

— В конце 2016 года и Минфин, и Минэкономики пришли к выводу о том, что долгосрочный прогноз (до 2030–2035 годов) развития экономики в действующих моделях — это стагнация. Другими словами, основной консервативный вариант прогноза не предполагает кардинального изменения модели экономического роста, основным элементом которого в прошлые годы был бюджет. В каких секторах вы готовы отказаться от барьеров сдерживания расходов ради экономического роста? Какие бюджетные расходы должны вызвать эффект инвестиционного мультипликатора?

— Действительно, выход на кардинально более высокие темпы развития, чем мы наблюдали в последние годы, упирается в структурные ограничения. Эти структурные ограничения связаны как с ограниченным объемом основных производственных ресурсов — т.е. труда и капитала, так и с особенностями их использования в отечественной экономике — т.е. производительностью.

По нашим расчетам, при сохранении наблюдаемого в последние годы уровня экономической активности к 2025 году трудовые ресурсы сократятся на 5,4 млн человек — или в среднем на 0,7% в год в 2016–2025 годах. На это влияет невысокий уровень экономической активности людей старшего (55–64 года) и молодого (до 24 лет) поколения, а также повышенный уровень смертности в трудоспособном возрасте — в два-три раза выше, чем в сравнимых по уровню развития странах.

На количественные ограничения также накладываются и качественные. Они связаны с закостенелой структурой размещения трудовых ресурсов — высокой долей занятости в бюджетном секторе и секторе госкомпаний, в неформальном и теневом секторах, на неэффективных и неконкурентоспособных предприятиях — и их невысокой профессиональной и географической мобильностью.

Также у нас есть структурные ограничения в части инвестиций. По итогам 2015–2016 годов объем инвестиций в основной капитал составил порядка 19% ВВП, что по оценкам, основанным на анализе динамики экономики за период с 1981 по 2014 год, может обеспечить долгосрочные темпы роста ВВП на одного работающего в размере, не превышающем 1,5% в год.

Вы спрашивали, какие бюджетные расходы могут вызвать эффект мультипликатора экономического роста. Если мы говорим о потенциале экономики, а не краткосрочной накачке того или иного сектора, то это главным образом расходы на человеческий капитал. Структура расходов бюджетной системы должна смещаться в их пользу с ориентацией на «узкие» места образования и здравоохранения.

— Как при этом избежать ловушки докризисного роста федеральных соцобязательств?

— Необходимо перенастраивать систему соцподдержки на борьбу с самым болезненным проявлением неравенства в обществе — бедностью.

Если посмотреть на структуру бедных в России, можно увидеть, что одна из самых крупных групп — это семьи с маленькими детьми и работающими преимущественно в неформальном секторе родителями. Это приводит к снижению производительности труда родителей и падению качества человеческого капитала детей — таким образом, бедность воспроизводится в следующем поколении.

Но опыт последних десяти лет показывает, что растущие социальные расходы бюджетной системы не способствуют снижению бедности. Главная причина в том, что при оказании мер соцподдержки не учитывается критерий нуждаемости, а большая часть расходов распределяется по категориям. Как раз построение более рациональной системы соцподдержки может принести существенный эффект с точки зрения снижения бедности в стране. И это касается не только прямых расходов, но и тех, которые заложены в структуру налоговой системы.

Налоговый мораторий с 2019 года на 6 лет

— Какими окажутся параметры налоговой реформы, которую все ждут к концу 2018 года? Насколько радикально может быть выполнено поручение президента о доработке налоговой системы?

— Минфин не предполагает каких-либо радикальных изменений существующей налоговой системы. Она вполне работоспособна и не нуждается в существенных содержательных изменениях. Мы также не собираемся увеличивать и налоговую нагрузку.

Правда, по долгосрочному прогнозу уровень нефтегазовых доходов бюджета сократится примерно на сумму более чем 1% ВВП уже к 2025 году. Уменьшатся и несырьевые доходы. Это произойдет за счет прибыли Центрального банка и сокращения других разовых поступлений. Поэтому бюджетная ситуация не позволяет обсуждать вопрос о значимом снижении налоговой нагрузки.

Но мы прекрасно понимаем, что нужно поддержать наших предпринимателей, создать для них нормальную бизнес-среду, не хуже, чем в других странах. Ведь мы говорим об обеспечении темпов роста экономики не ниже мировых. Поэтому будем проводить переструктурирование налогов, без увеличения налоговой нагрузки. Нагрузка не изменится, может, даже где-то и сократится, для тех, кто сегодня работает «в белую».

И первая задача — собрать доходы там, где еще есть уклонение от выполнения всех налоговых законов, то есть в теневом секторе. Выход может быть найден в сочетании экономических стимулов. Например, в снижении ставок налогов на труд с компенсацией выпадающих доходов за счет косвенных налогов. Так же нужно использовать и другие методы вывода экономики из тени: преимущественное использование безналичных расчетов и введение различных технологий прослеживания операций налогоплательщиков.

— Что-то в последнее время и в Минфине, и в Минэкономразвития очень часто вспоминают о теневой экономике. Ее размер действительно настолько существенен, что вы связываете сохранение налоговой нагрузки с уровнем «обеления» экономики?

— О ней вспоминают, потому что теневой сектор вносит существенные искажения во все сферы социально-экономической жизни. Это даже не столько вопрос увеличения объема поступлений в бюджеты, сколько обеспечения справедливых условий конкуренции.

Конкуренцию должны выигрывать наиболее эффективные игроки, а не те, кто нашел лучший способ уклониться от уплаты налогов. Только в этом случае можно ожидать динамичного роста производительности и инвестиций.

Распространение неформальных практик также приводит к снижению объема и качества социальных гарантий и дискриминирует доступ граждан к этим благам. Что касается объема теневого сектора — то это зависит от конкретного сектора экономики. Например, в 2016 году с внедрением системы ЕГАИС и усилением мер административного характера рост поступлений акцизов по крепкому алкоголю достиг 28,4% — при том, что существенного роста потребления крепкого алкоголя не наблюдалось. А внедрение системы прослеживаемости товаров из меха в прошлом году привело к увеличению легального оборота этих изделий в несколько раз. Широко распространены неформальные практики и на рынке труда — как в части найма без должных процедур трудового законодательства, так и в части «конвертных» расчетов с работниками.

— Вы по-прежнему остаетесь сторонником плоских налогов и противником введения шкал, например, по подоходному налогу?

— Дискуссия о целесообразности введения прогрессивного подоходного налога ведется с момента отмены такого налогообложения. За время применения прогрессивной шкалы с 1 января 1992 года по 31 декабря 2000 года эффективности такая система не показала. Повышенные ставки для высоких доходов, применявшиеся до 2001 года, не дали адекватных доходов бюджетам, тогда как при переходе на единую ставку доходы существенно увеличились и на протяжении многих лет обеспечивают стабильные поступления этого налога. Кроме того, единая ставка позволила экономить бюджетные расходы на администрировании.

Введение прогрессивной шкалы налогообложения доходов граждан не ведет к кардинальному изменению доходной части региональных бюджетов и с этой точки зрения в течение нескольких ближайших лет нецелесообразно.

Достигнуть же социальной справедливости можно и иначе. Например, увеличением дифференциации при налогообложении дорогостоящего имущества граждан.

— Что еще может измениться в налоговой системе?

— Мы провели инвентаризацию и оценку эффективности имеющихся налоговых льгот и преференций, направили в правительство соответствующий отчет. Придется отказываться от неэффективных мер поддержки.

В отношении малого и среднего бизнеса необходимо провести работу по оптимизации госрегулирования. Будем упрощать налоговое администрирование, сокращать налоговую и статистическую отчетность и систематизировать различные платежи в казну.

И уже к концу 2017 года необходимо определиться со всеми стратегическими направлениями по изменению налоговой системы, договориться об отдельных ключевых ее моментах для того, что бы в 2018 году все рассчитать и зафиксировать с 2019 года параметры системы на долгий период.

— Речь идет о новом моратории?

— Нужно настроить систему так, чтобы с 2019 года не трогать ее не менее 6 лет.

— А вы согласны с руководителем ФНС Михаилом Мишустиным, что ресурс улучшения налогового администрирования для роста доходов почти исчерпан?

— В современном быстро меняющемся мире никогда нельзя останавливаться. Вот, например, несколько наиболее значимых направлений.

С 2018 года розничная торговая сеть будет полностью охвачена контрольно-кассовой техникой, обеспечивающей онлайн-передачу данных на сервера ФНС о розничных продажах. Мы получим уникальный инструмент, позволяющий получать информацию обо всех розничных продажах в стране. К этой информации можно привязать любые инструменты налоговой политики и налогового контроля с минимальной нагрузкой для налогоплательщика.

Кроме того, работа по интеграции информационных систем налоговых и таможенных органов, введение единого досье налогоплательщика — участника ВЭД и создание системы прослеживаемости оборота импортируемых товаров — это еще одно направление работы, потенциал которого не реализован.

Другое направление для улучшения налогового администрирования — дистанционная торговля. Обеспечить таможенное администрирование и взимание платежей с каждой посылки практически невозможно. Но с помощью интеграции ресурсов налоговых и таможенных органов можно подумать о введении НДС на такие продажи и использовании выручки продавца, полученной на территории России, как базы для такого налога.

Также при администрировании НДС потенциал не исчерпан даже после успешного запуска АСК-НДС 2 (это вторая версия автоматизированной системы контроля за уплатой НДС. Первую версию внедрили в 2013 году, доработанную — в январе 2015 года. — «Газета.Ru»). Фирмы-однодневки и схемы незаконного возмещения по-прежнему существуют, а значит, работу в этом направлении необходимо продолжать. Здесь есть разные направления развития: сокращение налогового периода, внедрение «виртуального склада», может быть, какие-то другие. Все их надо еще детально прорабатывать.

— Вы согласны с тем, что экономику сейчас тормозит недостаток инвестиций для обновления основных фондов предприятий? Какие налоговые стимулы могут быть предложены для активизации инвестиционной и инновационной деятельности предприятий? Или неувеличения налогов в ближайшую трехлетку и постепенного снижения ключевой ставки ЦБ вполне достаточно?

— В нашем законодательстве для налогоплательщиков, осуществляющих инвестиционную деятельность, уже предусмотрено достаточное количество налоговых преференций. Они предоставляются и в рамках региональных инвестиционных проектов, и территорий опережающего развития. Например, в рамках территорий опережающего развития субъекты предпринимательства имеют льготы как по налогам и социальным взносам, так и таможенные преференции. Также существует возможность единовременного уменьшения налоговой базы по капитальным вложениям в размере от 10 до 30% от суммы инвестиции.

Поэтому повторюсь, ключевым элементом для активизации инвестиционной и инновационной деятельности должно стать снижение фискальной нагрузки на труд.

— Еще в середине 2016 года вы настаивали на быстрой пенсионной реформе и переходе уже с 2017 года на индивидуальную накопительную модель. Но в конце года из Минфина стали поступать сигналы, что торопиться с этим необязательно до конца 2018 года. Вы считаете, что политический момент такой реформы уже упущен?

— Сейчас мы считаем, что наши предложения более правильно реализовывать после 2018 года, наверное с 2019 года. То, что такие меры назрели, это очевидно. Отодвинули же их реализацию потому, что считаем более правильным увязать эту реформу с предложениями по налоговой системе. Тогда у нас появятся налоговые преференции для тех, кто будет участвовать в системе добровольного накопления на пенсию.

Налоговые стимулы будут предложены и предприятиям, и гражданам. Поэтому предложения по налогам и предложения по индивидуальным накопительным счетам готовятся параллельно.

— Так все же речь идет о снижении страховых взносов или НДФЛ при одновременном росте НДС?

— Я сейчас не готов обсуждать детали.

Это должны быть определенные преференции для предприятий, которые будут организовывать и внедрять эту пенсионную модель.

После выхода на пенсию граждане должны иметь достойный уровень жизни и доходов. Это основная задача организации пенсионной системы. А задача экономического блока правительства — сделать этот переход таким, чтобы граждане и предприятия были заинтересованы участвовать в этой системе.

Источник: gazeta.ru

10 февраля 2017г.

ЦБ допускает ускорение роста экономики России до мирового уровня

Ускорение роста российской экономики до мирового уровня реализуемо. Об этом говорится в материалах департамента исследований и прогнозирования Банка России.

«Исторически средний темп роста экономики в других странах за первые пять лет после достижения уровня ВВП, сопоставимого с российским, составлял 3,4%, что говорит о реализуемости задачи по ускорению роста экономики в России. Однако решение задачи потребует проведения масштабных реформ, коренной трансформации и улучшения условий ведения бизнеса и инвестиционного климата», — сказано в отчете.

Ранее глава Банка России Эльвира Набиуллина сообщила, что экономика страны выйдет в зону роста в 2017 году даже при цене нефти около $40 за баррель.

Она также подчеркнула, что в этом году ВВП России покажет рост, а дальнейшие его темпы будут зависеть от скорости структурных реформ.

Источник: gazeta.ru

10 февраля 2017г.

Ростовская область до 2020г направит 11 млрд руб на капремонт многоквартирных домов

Interfax-Russia.ru - Ростовская область в течение 2017-2019 годов направит на капитальный ремонт свыше 4,7 тыс. многоквартирных домов 11 млрд рублей, сообщает управление информационной политики правительства региона.

В том числе, в 2017 году планируется отремонтировать 1,145 тыс. многоквартирных домов на общую сумму 3,4 млрд рублей, в 2018 году - 1,655 тыс. домов на 3,7 млрд рублей, в 2019 году - 1,901 тыс. домов на 3,9 млрд рублей.

В 2016 году капитально отремонтировано 623 дома, в том числе, заменено 338 лифтов. Затраты на эти цели составили 2,7 млрд рублей. Работы велись в рамках краткосрочных планов за счет ежегодных взносов собственников помещений многоквартирных домов при финансовой поддержке средств областного и местных бюджетов, а также Фонда содействия реформированию ЖКХ.

Источник: interfax-russia.ru

06 февраля 2017г.

Дмитрий Медведев утвердил 12 целевых моделей по упрощению ведения бизнеса

Дмитрий Медведев подписал распоряжение, в котором утверждается 12 целевых моделей упрощения ведения бизнеса, повышения инвестиционной привлекательности регионов по ключевым параметрам – сообщается на сайте Правительства РФ.

«Эти целевые модели подготовлены на базе так называемых лучших практик. Надеюсь, они помогут регионам разработать собственные «дорожные карты» по улучшению условий ведения бизнеса», - заявил Председатель Правительства РФ на совещании с вице-премьерами 6 февраля.

Речь идёт об упрощении получения разрешения на строительство, регистрации права собственности на земельные участки и недвижимость, о постановке недвижимости на кадастровый учёт, о присоединении к электросетям, о подключении к газу, к теплу, к воде, а также о привлечении инвестиций и работе с инвесторами.

Вице-премьер Игорь Шувалов сообщил о конкретных показателях, которые должны измениться в результате внедрения целевых моделей: получение разрешения на строительство должно быть до 80 дней (сейчас 210 дней), подключение к электрическим сетям – не больше 90 дней, постановка на кадастровый учёт – 38 дней (сейчас 80 дней), охват муниципальных образований программами развития малого и среднего предпринимательства – 100%, количество видов регионального государственного надзора, в отношении которых применяется риск-ориентированный подход, – 7% и так далее.

«Это конкретные цифры, которые должны быть достигнуты в ходе нашей совместной работы. Конечно, бoльшая часть ответственности будет лежать на региональных властях, но и мы со своей стороны будем, конечно, эту работу в постоянном режиме проводить», - подчеркнул Игорь Шувалов.

Организационное сопровождение этого проекта будет обеспечивать Агентство стратегических инициатив, и дважды в год Министерство экономического развития будет докладывать Правительству о том, как работают целевые модели.

СПРАВКА
Целевые модели по упрощению процедур ведения бизнеса и повышению инвестиционной привлекательности субъектов РФ были подготовлены Агентством стратегических инициатив (АСИ) и представлены 12 ноября 2016 года на заседании президиума Госсовета в Ярославле. Публичное обсуждение целевых моделей состоялось 29 ноября 2016 года на конференции «100 шагов к благоприятному инвестиционному климату», организованной информационном агентством России ТАСС в Москве.

Источник: asi.ru

30 января 2017г.

Максим Орешкин: Главная задача - переориентировать бюджетный процесс на улучшение структуры расходов

30 января 2017 года Министр экономического развития РФ Максим Орешкин провел ежегодное совещание об итогах реализации федеральных целевых программ (ФЦП) и федеральной адресной инвестиционной программы (ФАИП) в 2016 году, реализации целевых показателей в 2017 году и формированию расходов инвестиционного характера на 2018-2020 годы.

"Минэкономразвития совместно с Министерством финансов работают над модификацией порядка подготовки федерального бюджета на новую трехлетку, - заметил Максим Орешкин. - Главная задача - переориентировать бюджетный процесс на улучшение структуры расходов".

Также он отметил, что в первом полугодии 2017 года будет завершена работа по внесению изменений в законодательство для включения в ФАИП всех объектов, строящихся за счет имущественного взноса в уставные капиталы АО, госкорпораций, госкомпаний и их дочерних организаций.

Минэкономразвития ведет учет по каждому из строящихся объектов в рамках ФЦП и ФАИП. "Мы учитываем наличие утвержденной проектной документации на объект, регистрации участков, дебиторской задолженности и информации о перенесенных остатках" - сказал Максим Орешкин.

Для повышения качества планирования и учета государственных капитальных вложений подготовлена "дорожная карта" по введению 2-х этапной процедуры принятия решений о строительстве и реконструкции. Предлагаемая процедура обеспечит повышение точности и качества принимаемых проектных решений, позволит достоверно уже на первом этапе определить стоимость строительства, исключит пересмотр решений в ходе строительства, а также необходимость проведения аудита по результатам разработки проектной документации.

"При таком подходе будет соблюдаться принцип безубыточности и эффективности использования средств федерального бюджета", - уверен глава Минэкономразвития.

При этом первый заместитель Министра финансов РФ Татьяна Нестеренко напомнила ведомствам, ответственным за реализацию ФЦП и ФАИП, о необходимости в кратчайшие сроки принять решение о том, как будут планироваться расходы на ближайший период.

Подводя итоги реализации ФЦП и ФАИП в 2016 году заместитель Министра экономического развития РФ Евгений Елин отметил, что в целом реализация ФЦП и ФАИП в 2016 году была успешной, но необходимо выделить вопрос подготовки отчетов о ходе реализации программ, которые представляются в Минэкономразвития до 25 января, и принять решение о том, что делать с "брошенными" объектами". По его словам, они относятся к разным структурам. "Мы должны понять, как дальше двигаться с точки зрения их реализации", - сказал он.

При этом он заметил, что до середины апреля 2017 года будут внесены изменения в Бюджетный кодекс. «Мы постараемся сделать процесс вхождения в новые условия комфортным и предусмотрим переходный период в течение 2018 года», - сказал замминистра.

Источник: economy.gov.ru

22 января 2017г.

Минэкономразвития совершенствует отдельные механизмы национальной системы аккредитации

На заседании Правительства РФ одобрен, разработанный Минэкономразвития России, законопроект, направленный на совершенствование нормативного регулирования в сфере аккредитации.

Действующий закон об аккредитации регулирует отношения в части допуска на рынок органов по сертификации и испытательных лабораторий Росаккредитацией. Результатами их работы являются сертификаты соответствия, подтверждающие, что продукция отвечает требованиям к безопасности и может быть выпущена на рынок.

«Сегодня накоплена обширная практика применения закона об аккредитации, сформированная на основании обращений и предложений предпринимательского и профессионального сообщества, которая требует внесения необходимых изменений в существующее законодательство, — пояснил заместитель Министра экономического развития РФ Савва Шипов. — Важную роль в подготовке документа сыграли и позиции представителей Общественного совета при Росаккредитации, рабочих групп, созданных при нем, органов по сертификации, лабораторий, экспертов».

Минэкономразвития России и Росаккредитация изучили данную практику и определили ряд мер, которые позволят усовершенствовать отдельные направления деятельности в области аккредитации.

Кроме того, при подготовке документа для решения приоритетной задачи по обеспечению международного признания российской системы аккредитации были проведены консультации с представителями ведущих международных организаций в данной области.

Положения законопроекта с одной стороны, упрощают отдельные административные процедуры для добросовестных аккредитованных лиц, сокращают их издержки, а с другой стороны, направлены на борьбу с недобросовестными аккредитованными лицами.

Документ вводит процедуру актуализации области аккредитации. Законопроект детализирует процедуры изменения места осуществления деятельности аккредитованного лица, а также дополняет основания приостановления и прекращения аккредитации. Теперь для пресечения деятельности недобросовестных участников рынка для Росаккредитации вводятся дополнительные правовые механизмы.

Другой важной новеллой является запрет на рекламу услуг по сертификации лицами, не имеющими аккредитации в Росаккредитации.

Принятие законопроекта в 2017 году станет важным шагом, который позволит продолжить реализацию задач, поставленных перед Министерством Правительством РФ, по совершенствованию национальной системы аккредитации.

Источник: http://economy.gov.ru

20 января 2017г.

Утвержден план поддержки экономики на 2017 год

Председатель Правительства РФ Дмитрий Медведев утвердил план поддержки российской экономики на 2017 год, подготовленный Минэкономразвития России.

"По итогам двух совещаний, которые у нас были 10 и 17 января, я подписал документы, а именно утвердил перечень мероприятий, направленных на обеспечение стабильного социально-экономического развития в нашей стране в текущем году, и поручения", - заявил на совещании по развитию дорожного хозяйства премьер-министр Дмитрий Медведев.

Планом предусмотрены меры поддержки отдельных отраслей экономики. В частности планируется субсидирование российских организаций автомобильной промышленности, транспортного, сельскохозяйственного, строительно-дорожного и коммунального машиностроения, машиностроения для пищевой и перерабатывающей промышленности. Предусмотрена также господдержка отечественных предприятий легкой промышленности.

Кроме того, предполагается докапитализация Фонда развития промышленности. В 2017 году за счет средств Фонда планируется профинансировать не менее 50 проектов, направленных на повышение конкурентоспособности продукции.

Источник: http://economy.gov.ru

20 января 2017г.

Максим Орешкин: в 2017 году будет рост во всех отраслях российской экономики

Интервью главы Минэкономразвития России телеканалу RT "на полях" Всемирного экономического форума в Давосе.

Как отметил Максим Орешкин, последние два года рубль и рублёвые активы были одними из самых крепких в мире, а теперь акцент сдвигается на инвестиции в российскую экономику.

«Мы видим, что экономика начала восстанавливаться в прошлом году. И в целом в 2017 году, в отличие от 2016-го, где рост был по узкому набору отраслей, мы ожидаем рост, который затронет все отрасли, и инвестиций по всем направлениям», — заявил российский министр.

Кроме того, он подчеркнул, что в настоящее время Россия придерживается оптимальной стратегии диверсификации работы со всеми источниками и инвесторами — как восточными, так и западными.

В связи с этим форум в Давосе имеет большое значение, добавил Максим Орешкин, поскольку он даёт возможность провести необходимые встречи с иностранными компаниями, которые инвестируют в Россию, и переговорить с коллегами из разных стран.

Источник: economy.gov.ru

20 января 2017г.

Максим Орешкин: Нужно снимать структурные ограничения в российской экономике, чтобы достигнуть экономического роста

Интервью главы Минэкономразвития России телеканалу Россия 24 в рамках Давосского форума.

Источник: economy.gov.ru

20 января 2017г.

Уровень регистрируемой безработицы на Дону по-прежнему ниже, чем в среднем по России

В Ростовской области, по данным на 20 января, численность зарегистрированных безработных снизилась на 621 человека. В январе трудоустроено 960 безработных граждан.

- Уровень регистрируемой безработицы с сентября 2016 года составляет 0,8%, - подчеркнул начальник управления государственной службы занятости населения Сергей Григорян. - За всю историю наблюдения этого показателя в Ростовской области он всегда оставался ниже, чем в среднем по России.

Отметим, среди субъектов РФ Ростовская область по уровню регистрируемой безработицы находится в наиболее благополучной группе регионов и занимает шестое место.

Анализ динамики рынка труда донского региона за последние пять лет также показывает, что в настоящее время нет оснований для прогнозирования в 2017 году серьезного изменения ситуации.

Служба занятости Ростовской области оказывает гражданам на бесплатной основе 16 видов государственных услуг в области содействия занятости. Их востребованность у дончан растет. За 2016 год было оказано более 579 тыс. госуслуг (2015 год – 539,5 тыс.).

Меры в области содействия занятости населения финансово обеспечены лучше, чем в прошлом году. По поручению губернатора Ростовской области Василия Голубева на активные мероприятия занятости из областного бюджета на 2017 год дополнительно выделено более 17 млн рублей. Расходы областного бюджета на эти цели в целом на 2017 год увеличатся на 30% и составят 68,6 млн рублей.

Еще 876,2 млн рублей выделят Ростовской области из федерального бюджета на обеспечение социальных выплат безработным гражданам. Это также больше, чем в 2016 году, – на 38,2 млн рублей.

Источник: donland.ru

19 января 2017г.

Арены для 2018-го

Interfax-Russia.ru – Главная задача Ростовской области на будущий год - завершить основную подготовку к ЧМ-2018. Сочинский стадион "Фишт" уже готов к приему матчей Кубка Конфедераций 2017 года.

В конце этого года закончилась реконструкция сочинского стадиона "Фишт", который переделывали под стандарты FIFA после зимней Олимпиады 2014 года. Первый матч Кубка Конфедераций стадион примет 21 июня 2017 года. До мая следующего года здесь должны пройти три тестовых матча с полной загрузкой трибун и проверкой всех систем.

Реконструкцию "Фишта" завершили в положенный срок – к 26 ноября. А декабре с инспекцией на объекте побывал вице-премьер правительства РФ Виталий Мутко. Состояние изменившегося под футбольные матчи стадиона его удовлетворило.

"В целом я удовлетворен проведением реконструкции сочинского стадиона "Фишт", - сказал Виталий Мутко.

В декабре комиссия FIFA провела проверку всех спортивных объектов Краснодарского края, которые задействованы в проведении Кубка Конфедераций и ЧМ-2018.

"Хочу сказать, что на высоком уровне идет подготовка Краснодарского края к проведению Кубка Конфедераций и Чемпионата мира по футболу 2018 года", - отметил вице-премьер. По его словам, отлично подготовлены тренировочные арены, тем не менее, еще "остаются некоторые вопросы", которые скоро необходимо решить.

В свою очередь, губернатор Краснодарского края Вениамин Кондратьев сказал, что спортивные объекты на Кубани "возводятся на десятилетия, а может быть, и на века".

"То, что сегодня построено, в том числе и тренировочные поля, они никуда не исчезнут, они должны превратиться в спортивные школы, которые будут эксплуатировать, на которых будет расти наше спортивное мастерство. Это инвестиции в спортивное будущее", - напомнил Вениамин Кондратьев.

После Сочи Виталий Мутко посетил стройку "Волгоград-Арены". Итоги инспекции он подвел на совещании с участием губернатора Волгоградской области Андрея Бочарова и генерального директора Оргкомитета "Россия-2018" Алексея Сорокина.

"Проделана значительная работа администрацией Волгоградской области и представителями федеральных ведомств. Мы здесь имеем в районе 60 инфраструктурных объектов, которые мы запланировали к реализации. На эту программу направлено около 40 млрд рублей. В целом я удовлетворен работой и выполняемыми обещаниями", - заявил Виталий Мутко.

Вместе с тем, вице-премьер считает, что на ряде объектов нужно ускорить сроки строительства. В частности, это касается аэропорта.

"Необходимо ускорить запуск международной части аэропорта. Объект должен отвечать всем современным требованиям. Сегодня должны быть телетрапы и определенный комфорт. Не совсем правильно, когда стоит новое здание, а телетрапа нет. Нужно собственника попросить вернуться к этой теме и при второй части реконструкции сделать комфортные условия", - объяснил Виталий Мутко.

Темпы возведения стадиона его в целом удовлетворили, снижать их не стоит, добавил он.

"Ход строительства на хорошем уровне. Хочется, чтобы заказчики и подрядчики темпов не сбавляли. Конец мая - это критическая точка, когда должен быть засеян газон и из этого нужно исходить", - отметил вице-премьер.

В то же время, недовольство Виталия Мутко вызвала работа инвестора, возводящего одну из гостиниц к ЧМ-2018 в центре Волгограда.

"По гостиницам в целом программа выполняется, но то, что мы увидели на Предмостной площади, это - безответственное отношение инвестора к региону, где он зарабатывает деньги. И это недопустимо. Если правительство примет решение об исключении данного объекта, нам есть чем его заменить. И этот инвестор выгод получить не должен. Ему дан последний шанс", - заявил чиновник.

Напомним, в начале декабря стало известно, что Волгоград и Ростов-на-Дону отстают с вводом гостиниц. У Ростова-на-Дону, по словам Виталий Мутко, возникла сложность с инвестором отеля Hilton, а в Волгограде городские власти "предлагают заменить гостиницу, которая не справляется, на другую".

При этом, вице-премьер увидел хороший прогресс в реконструкции дорог и улиц Волгоградской области. "В этом направлении проделана огромная работа. Нужно наращивать темпы и мы будем оказывать в этом поддержку. Дороги должны повысить качество жизни в регионе", - добавил он.

Со своей стороны, губернатор Волгоградской области Андрей Бочаров заявил, что область выполнит все свои обязательства по подготовке к чемпионату.

"Я не сомневаюсь, что Волгоград будет готов к чемпионату мира исходя из имеющейся дорожной карты. Все обязательства, которые мы на себя брали, мы практически выполнили. Все финансовые обязательства, которые есть на сегодняшний день, бюджетами 2017 и 2018 годов предусмотрены. Мы не видим ни одной проблемы, которая может повлиять на выполнения задач", - сказал глава региона.

В Ростове-на-Дону стадион готов почти на 70%. Губернатор Ростовской области Василий Голубев докладывал Виталию Мутко о состоянии "Ростов-Арены" в ноябре и отмечал, что работы, как и прежде, идут с опережением графика.

Завершение основных работ по подготовке к чемпионату – ключевая задача региона на 2017 год, сообщил Interfax-Russia.ru Василий Голубев. "Напомню, в программе подготовки – свыше 80 мероприятий. Большую часть из них предстоит "довести до ума" именно в 2017 году", - отметил он, рассказывая о планах области на будущий год.

Еще несколько городов юга готовятся стать базами для сборных – в том числе Краснодар, Анапа, Кисловодск, Азов, Новороссийск. Там сейчас также идет активная подготовка и реконструкция тренировочных стадионов для спортсменов.

В конце года в четырех городах России открылись первые центры выдачи паспортов болельщиков Чемпионата мира по футболу 2018.

"Цель проекта - сделать пользовательский опыт участия в таких соревнованиях максимально комфортным, избавить участников игр от дополнительных проверок. Попасть на стадион без паспорта болельщика будет невозможно ни российскому, ни иностранному гражданину. Его придется получать в любом случае", - сказал министр связи и массовых коммуникаций Николай Никифоров журналистам в Петербурге.

Первые паспорта болельщиков начнут выдать в феврале 2017 года.

В Сочи центр открыли в торгово-развлекательном центре "Море Молл". Подать заявку на регистрацию документа фанаты, которые уже приобрели билеты на матч, можно в любой день с 11:00 до 20:00 мск.

Также в Сочи уже идет регистрация для получения FAN ID на соревнования Кубка конфедераций FIFA 2017 года. FAN ID решает сразу несколько задач, главная из которых - обеспечивает максимальный комфорт и удобство для всех участников и зрителей при прохождении процедур безопасности, а также будет служить пропуском на стадион.

"Документ является именным, оформляется единожды на каждого зрителя соревнований для Кубка конфедераций FIFA 2017 года и действует для посещения всех его мероприятий. Для иностранных граждан и лиц без гражданства FAN ID дает право безвизового въезда в течение 10 дней до проведения первого мачта Кубка конфедераций FIFA 2017 года и 10 дней после последнего матча", - рассказал "Интерфаксу-Юг" представитель пресс-службы администрации Сочи.

Тем временем, после переноса чемпионата мира по бобслею 2017 года из Сочи из-за доклада WADA Ричарда Макларена Виталию Мутко пришлось ответить на вопрос журналистов о рисках переноса ЧМ-2018 по футболу. "Вопрос вероятности отмены чемпионата пока даже обсуждать не хочется. Я не вижу предпосылок к этому", - заявил он.

Источник: interfax-russia.ru

13 января 2017г.

Максим Орешкин: стабилизация ожиданий - одна из основных задач Правительства на 2017 год

Максим Орешкин: Доброе утро! У нас действительно, последние 10-15 лет складывается ситуация еще более интересно – одни и те же люди, переходя из Центрального банка в Минэкономразвития России, из Минэкономразвития в Минфин – меняли свою точку зрения и критиковали свою старую позицию.

Говоря о денежно-кредитной и бюджетной политике последних двух лет, можно сказать, что она была абсолютно адекватной тем вызовам, которые стояли перед страной – серьезные внешние шоки, необходимость адаптации, и результат мы уже видим. Если посмотреть, особенно последние полгода – это и стабильность валютного курса, и стабилизация инфляции на довольно низких, но не достаточно низких уровнях, и конечно же, это возобновление экономического роста – то, что мы видим прямо сейчас. Понятно, что макроэкономическая политика – это не вопрос достижения каких-то уровней по инфляции - это вопрос стабилизации ожиданий, вопрос уверенности бизнеса в том, что будет происходить в дальнейшем, в том, чтобы никто не боялся каких либо шоков. И здесь, конечно, еще предстоит сделать довольно много.

Если сейчас на улице у кого-то спросить: возможна ли двузначная инфляция, возможны ли резкие всплески курса. Если посмотреть экономическую журналистику, то количество статей о том, что через месяц произойдет очередной обвал рубля, очень большое. Поэтому вопрос стабилизации ожиданий очень важен, и центральный банк над этим активно работает, правительство над этим работает.

Это одна из задач на 2017 год, которая может дать очень быстрые результаты с точки зрения эффектов на экономический рост. Но в целом, абсолютно поддерживаю идею продолжения достижения этих целей, которые есть в рамках реализации политики инфляционного таргетирования, стабилизации бюджетной системы, вывод ее на те уровни, которые обеспечивают долгосрочную стабильность. Если говорить о 2017 годе, то я не вижу серьезных угроз для того, чтобы наш прогноз по инфляции в 4% был серьезно нарушен. Мы выходим на эти цифры, по нашим оценкам.

Что касается бюджетной системы, то в этом году, с учетом того, что цены на нефть подросли в начале года, очень хорошие возможности серьезно сократить использование средств Резервного фонда и сохранить Резервный фонд по итогам этого года.

Если посмотреть статистические данные, инвестиции составляют 22% ВВП, и уровень их сейчас для более высоких темпов роста недостаточен. Никаких легких решений здесь нет. Резко нарастить инвестиции не получится, здесь я полностью согласен с Татьяной Алексеевной, которая говорит, что государственные инвестиции, действительно, не самый лучший способ наращивать общий объем инвестиций. Здесь абсолютный приоритет – это частные инвестиции. Когда частный инвестор принимает решение инвестировать или не инвестировать, он всегда смотрит на 2 вещи: доходность, которую он будет получать от тех или иных инвестиций, и риски, которые ассоциируются с ними.

Многие пункты, которые есть в вопросе можно разбить на категории: доходности и рисков. По этим двум направлениям нужно двигаться, чтобы стимулировать инвестиционную активность. В части доходности это, в первую очередь, снижение всех издержек, которых бизнес мог избежать, это вопрос и тарифов естественных монополий и налоговой системы, которая по моему мнению для компаний, работающих в легальной части экономики, довольно высоки. Много вопросов, связанных с деловым климатом, с административными издержками, отчетностью, которую сдает бизнес. И конечно, у российской экономики очень серьезные проблемы высоких расходов на посреднические услуги. У нас путь от производителя до потребителя очень длинный.

Что касается рисков, в этот момент времени главный момент – экономические риски, т.е. отсутствие стабильных ожиданий макроэкономической динамики в будущем, также очень важен вопрос общих определенностей, налоговой системы, регуляторики и условий конкурентной борьбы, и в том числе защиты прав собственности в экономике. Поэтому по этим двум направлениям нужно двигаться вперед, и как я уже говорил, довольно быстрого результата мы можем получить, в первую очередь, обеспечивая большую определенность в части макроэкономики и налоговой системы. Это то, что нужно сделать максимально быстро в течение этого года, но нельзя забывать о снижении лишних издержек для бизнеса.

Высокие риски для инвесторов – это второй блок, а административные барьеры и эффективное использование инвестиций компаний часто связаны с теми издержками, которые бизнесы несут и, что мешают делать инвестиции эффективными.

Мы говорим об экономическом росте, но естественно есть определенные структурные ограничения. Какие из них наиболее важными вы считаете и, какие надо учитывать при разработке стратегии?

Максим Орешкин: Я бы начал с продолжения того, о чем говорила Ксения Валентиновна – о финансовой системе и о важности того, как финансовая система распределяет ресурсы в экономике. Ведь если сравнивать рыночную экономику и плановую советскую экономику, то, по сути, банковская система выполняет роль госплана – она определяет, какие направления экономической активности получают средства, а какие не получают. Эффективность работы всех механизмов – это ключевой вопрос. Если последние 2 года внимание общественности к Центральному банку было приковано, в первую очередь, по поводу кредитно-денежной политики, то сейчас можно сказать, что этот вопрос уходит несколько на второй план, становится более скучным вопросом, потому что уже и больших шоков нет, и курс не прыгает, и инфляция более менее стабильна. Но вопрос надзора, качества работы финансовой системы – это то, на что нужно обращать внимание. И Центральный банк этим занимается. И это, я думаю, будет приоритет для Центрального банка на ближайшие годы – наведение здесь порядка, доведение финансовой системы до состояния чистой, эффективной финансовой системы.

Алексей Леонидович сегодня говорил в своем выступлении о демографических ограничениях, которые есть для российской экономики. Действительно, очень серьезных.

По итогам 2017 года мы ожидаем довольно значительного снижения уровня безработицы в Российской Федерации и дальнейшего ускорения темпа роста реальных зарплат. Они уже вышли в положительную зону. Сейчас к концу 2017 года они могут начать ускоряться еще сильнее. Вопрос - чем это плохо? Плохо тем, что бизнес будет сталкиваться с серьезными ограничениями с точки зрения поиска сотрудников и развития новых инвестиционных проектов, будет зачастую утыкаться в то, что деньги есть, проекты есть, но найти людей, которые бы эти проекты могли бы реализовывать и претворять в жизнь, будет очень сложно. Поэтому здесь очень внимательно нужно подходить к тому, чтобы старается увеличивать предложение на рынке труда. Это вопрос увеличения экономически активного населения и снижения структурной безработицы. Очень важно говорить и о вопросах миграции – внутренней миграции, чтобы люди просто перемещались туда, где есть, действительно, эффективные рабочие места. Также очень важен вопрос повышения квалификации и переквалификации тех людей, которые уже работают в российской экономике.

Что я не услышал, например, у Алексея Леонидовича? Вопросов экспорта и международной кооперации. Это действительно очень важно. Потому что российская экономика сейчас, если даже на те же иностранные инвестиции посмотреть - последние 15 лет все производства, которые создавались в России, – были ориентированы, в первую очередь, на внутренний спрос. Это было оправдано, потому что внутренний спрос активно рос, доходы росли на фоне высоких цен на нефть. Очевидно, что такая модель дальше не работает и нужно ориентироваться на то, чтобы даже иностранные инвесторы, которые приходят в Россию, работали на экспорт, чтобы российские компании, новые бизнесы, которые создаются, тоже работали на экспорт и встраивались в цепочки глобальной стоимости - что-то покупали, добавляли стоимость, и продавали дальше на экспорт. И здесь очень широкий круг вопросов. Это разного рода инфраструктуры: транспортная, систем поддержки экспорта, страхования и т.д. Важно понимать, что переход от внутреннего рынка к глобальному – это другой уровень определенности, который нужен бизнесу: макроэкономическая, налогово-таможенная, - должны быть понятны на годы вперед, чтобы реализовывать крупные инвестиционные проекты.

Вопрос высоких транзакционных издержек в экономике. Алексей Леонидович в своем докладе говорил о цифровизации государства, создания платформы государственных услуг. Также очень важно и в частной экономике – активное внедрение принципов электронной торговли. Внедрение крупных систем, к которым будут иметь доступ значительное количество российских производителей и потребителей, будет способствовать снижению транзакционных издержек и движению экономики вперед. Также это будет способствовать экспорту продукции малого и среднего бизнеса, потому что через системы электронной торговли иностранные покупатели смогут получать доступ к информации. Мы видим, как это успешно работает в Китае с Алибабой.

Очень важный момент – доля теневой экономики, которая вносит серьезные искажения, влияет на работу банковской системы и всех других институтов, и самое главное нарушает конкуренцию в экономике. Компании на разных рынках должны конкурировать качеством менеджмента, способностью контролировать издержки, а не тем, кто успешнее обойдет требование государства и заплатит меньше налогов.

Это ограничения, с которыми надо работать. Есть одна главная мера, над которой надо сконцентрироваться в ближайшее время, она может дать решение и частичный ответ для многих ограничений, - это вопрос настраивания налоговой системы. Она у нас в целом хорошая, работает, но надо проводить тонкую настройку таким образом, чтобы тот бизнес, который работает легально, смог платить меньше налогов, чтобы структурно было проще нанимать сотрудников, и структурная занятость увеличивалась, чтобы структурно росли инвестиционная активность, инновации и экспорт. Через налоговую систему многие эти вопросы можно решать. Правительство сейчас как раз готовит предложения, которые будут концентрироваться на этих направлениях.

Источник: economy.gov.ru

12 января 2017г.

Максим Орешкин: российское правительство всегда открыто для решения вопросов иностранных инвесторов

Выступление Министра экономического развития РФ Максима Орешкина на Деловом завтраке Консультативного совета по иностранным инвестициям (КСИИ), организованном на Гайдаровском форуме 2017.

Никаких сомнений быть не может - иностранные инвестиции сыграли большую роль и будут играть в дальнейшем развитии российской экономики. Компании приходят, приносят новые технологии, тем самым формируя поле для более успешного бизнеса. Инвестиции всегда, в первую очередь, экономический вопрос. И если смотреть на связи 15-20 лет, когда большая часть инвестиций пришла в Россию, экономика отозвалась быстрыми темпами роста спроса и одновременно довольно крепким рублем, что было вызвано растущими ценами на нефть. В таких условиях иностранный бизнес, приходя в Россию, ориентировался в первую очередь на внутренний рынок. И большая часть компаний, которая открывала бизнес здесь, активировала внутренний спрос.

Последние два года ситуация меняется: рубль больше не является переоцененным, не является сдерживающим фактором, и мы видим, что больше глобальных компаний начинают работать на российском рынке. Но для того, чтобы работать на таких глобальных рынках как Россия, чтобы встраивать Россию в глобальные цепочки международной кооперации, нужен, конечно, другой уровень определенности для бизнеса. Это и вопрос определенности, того, как экономика реагирует на волатильность цен на нефть, насколько устойчива налоговая система, как вся регуляторика в стране работает. Эта тенденция очень важна. Я думаю, в этом году главная задача Правительства - работать на эту тему определенности, чтобы понимать, как будет развиваться экономика. Это одна из ключевых задач. Подготовка этого плана - как раз тот механизм, через который эту определенность для бизнеса нужно создавать.

Интересный факт: очень многие, в том числе иностранные компании, последние два года боялись, что нестабильность на финансовых рынках с динамикой инфляции в России будет сохраняться. Но по результатам мы видим, что рубль и рублевая активность стали самыми крепкими и самыми сильными активами в мире. Поэтому те, кто боялся инвестировать, упустили очень серьезные возможности.

И с точки зрения инвестиций в реальный сектор экономики, в ситуации, когда экономика уже начала расти, когда Правительство концентрируется на преодолении структурных ограничений для роста, тот, кто будет действовать и инвестировать быстрее, получит более высокую отдачу от инвестиций. Тот, кто будет откладывать решение по инвестициям на более поздний срок, окажется в менее выгодном положении. Поэтому я всех иностранных коллег приглашаю делать инвестиции. И если есть какие-то проблемы, вы знаете, что члены Правительства всегда открыты, готовы решать все проблемы, которые мешают работать.

Источник: economy.gov.ru

12 января 2017г.

Олег Фомичев: В следующем году при составлении инновационных рейтингов необходимо проанализировать показатели

Статс-секретарь-заместитель Министра экономического развития РФ Олег Фомичев принял участие в презентации Рейтингов «Инновационный бизнес в регионах России» и «Инновационного развития регионов России» в рамках VIII Гайдаровского форума «Россия и мир: выбор приоритетов».

Это два исследования для планирования и регионального развития, и Минэкономразвития принимало при их составлении широкое экспертное участие.

По мнению заместителя Министра, результаты рейтинга «Инновационный бизнес в регионах России» можно учитывать во втором исследовании, как условие ведения бизнеса и в качестве фактора инновационного развития регионов.

Замминистра обратил внимание, что в следующем году нужно будет вернуться к показателям рейтинга, не с точки зрения того, чтобы что-то убрать, а для анализа новых источников информации. "Необходимо пересмотреть аксиому, которой мы изначально руководствовались, о том, что все показатели, должны основываться на официальной статистике Росстата, - сообщил он. - Сейчас появляются абсолютно новые источники, не менее достоверные, например, данные ФНС по малому бизнесу, также есть возможность, связанная с Big Data, по получению информации о стартапах, инновационных разработках. Если получится их структурировать, это даст более объемную картинку. Ведь сейчас практически не видно стартапы, которые появляются".

Источник: economy.gov.ru

08 января 2017г.

Максим Орешкин: Можно сделать серьезный шаг вперед к росту доли белой экономики

В интервью “Ъ” министр экономики Максим Орешкин рассказал о приоритетах министерства на ближайшие месяцы.

Главная задача — план структурных и институциональных реформ в экономике, которые должны повысить темпы экономического роста, сократить долю теневой экономики, снизить налоги для легального бизнеса и представить бизнесу и гражданам то, что, по мнению министерства, является главным препятствием для инвестиций,— определенность экономических перспектив.

— Как вам министерский пост, как ощущения?

— Нагрузка больше, ответственности больше. В сравнении с Министерством финансов Министерство экономики — другое. Круг задач более широкий, взгляд на происходящие в экономике процессы более разносторонний. Это, пожалуй, главные отличия.

— В момент вашего назначения ситуация была достаточно острой. Вы какие-то, возможно неформальные, гарантии получили?

— Я не думаю, что речь может идти о каких-либо гарантиях. Если ведешь себя честно по отношению к обществу и коллегам, то и гарантии никакие не нужны. С точки зрения перспектив гарантий будущего трудоустройства нет ни у одного члена правительства — уверен, что все зависит только от эффективности работы, поэтому именно на ней и буду концентрироваться.

— В России с приходом нового министра очень часто меняется и как минимум половина управленческой команды. В мире нередка обратная ситуация — есть заместители министра, работающие десятилетиями при разных министрах. Как будет в Минэкономики при вас?

— У нас все будет так, чтобы соответствовать задачам, которые перед нами поставлены. Понятно, что коллектив Минэкономики очень профессионален — резких изменений он не требует. Будет определенная перезагрузка и настройка, этого не избежать. Но серьезных, кардинальных изменений не планируется. При этом важно понимать, что демонстрировать результат по ряду задач придется в очень сжатые сроки. Одна из таких ключевых задач — подготовка плана действий правительства по повышению темпов экономического роста.

— О чем идет речь — о внутриминистерском плане Минэкономики, о будущей президентской программе, готовящейся на площадке Центра стратегических разработок (ЦСР), о правительственной концепции социально-экономического развития до 2035 года?

— Задача, стоящая перед Минэкономики, прикладная — разработать детальный план конкретных действий правительства, направленный на достижение более высоких темпов экономического роста. Работая над ней, мы взаимодействуем и с ЦСР, и с другими аналитическими группами и бизнес-объединениями: РСПП, ТПП, «Деловой Россией», «Опорой России» и другими. Чем больше групп, которые размышляют над задачей роста, тем выше вероятность не упустить что-то действительно важное. При этом спектр вопросов, над которыми работает, например, тот же ЦСР, гораздо шире нашего круга задач. В частности, институциональные реформы, в том числе по судебной системе и другим серьезным вопросам, которых мы в своей работе не касаемся.

Мы концентрируемся на структурных ограничениях экономического роста и мерах, которые такие ограничения снимают. Как мне кажется, традиционный подход «давайте по каждому блоку пропишем, что бы сделать такого хорошего» сегодня не годится. Очевидно, что список конкретных действий должен быть взаимоувязан — нужно сразу оценивать влияние отдельных мер и на макроэкономическую динамику, и на ограничения, которые есть в части бюджета, платежного баланса, рынка труда и т. д. Поэтому мы сейчас прописываем своего рода матрицу, где по горизонтали — ограничения, а по вертикали — конкретные действия, направленные на их преодоление. В ячейках, соответственно, дается оценка, как эти действия влияют на те или иные ограничения.

У нас уже есть первая версия плана. Сейчас идет его доработка: делаются расчеты влияния всех элементов матрицы на ключевые показатели и экономические балансы, одновременно идет детализация и уточнение вертикали, что-то добавляется, что-то исключается. Можно сказать, работаем по принципам agile.

— Нельзя сказать, чтобы это была новая задача в Минэкономики: подготовка мер по росту ВВП — кажется, этим занимались последние 25 лет? К тому же обычно функции министерства смотрятся шире, чем подготовка плана.

— Понятно, что по всем направлениям, по которым работает министерство, должно быть движение вперед. Здесь и вопросы улучшения делового климата, совершенствование контрольно-надзорной деятельности, работа системы МФЦ, поддержка малого и среднего бизнеса, внешнеэкономический блок и многие другие вопросы.

Просто для первой половины 2017 года ключевой проект — подготовка плана ускорения роста. Эту задачу можно назвать новой, можно — старой, главное, чтобы она была сделана. Это проект, в который тем или иным образом вовлечены все сотрудники.

— С чего начали работу?

— Сначала необходимо четко сформулировать, какие существуют ограничения для роста. Посмотрите — декабрьская таблица из опроса компаний, ответы менеджмента о ключевых проблемах роста. Мы сравнили изменение показателей к январю 2014 года: периоду, когда цены на нефть еще были высокие, рубль крепкий, а ставка Банка России низкая. В этой таблице много интересных историй.

Вот, например, мы много слышим о недостатке спроса в экономике, и 53% компаний об этом говорят. Но в январе 2014 года о том же говорил 51% — то есть для бизнеса это постоянная ситуация, ничего не изменилось. Бизнесу всегда хочется, чтобы было больше спроса. В сущности, это даже не вопрос спроса, а вопрос конкуренции, вопрос возможности иметь большую долю на рынке.

Вторая история — проблема высоких процентных ставок. 31% компаний говорит об этом как о проблеме, в январе 2014 года о том же говорили 27% компаний — действительно, проблема усугубилась. Но вот следующий пункт — проблема недостатка финансовых средств, тут изменений с 2014 года практически нет. Понятно, почему такая комбинация — да, кредит стал несколько менее доступным, но это компенсировалось возросшей прибыльностью бизнеса, и кредитные средства заместились собственными.

А вот самая, по моему мнению, важная строка таблицы — радикальный рост такого показателя, как экономическая неопределенность. Сравнение двух опросов говорит, что это, по сути, единственный фактор, значение которого кардинально выросло с января 2014 года — на 22 пункта, с 33% до 55%.

Бизнес совершенно справедливо говорит, что экономическая неопределенность — одна из главных причин, по которой компании откладывают инвестиции, решают повременить с расширением объемов производства, с движением вперед. Поэтому главный акцент для экономических властей в краткосрочной перспективе — это возвращение определенности в ожидания экономических агентов.

— Вы полагаете, бизнесу нужна именно экономическая определенность, а не какая-то другая?

— Определенность касается всех вопросов. Это не только динамика экономических показателей, но и, например, стабильность налоговой системы. И население, и бизнес должны понимать, в каких условиях они будут жить не только завтра, но и через год, пять, десять лет. Чем больше будет понимания будущего, тем более смелым станет бизнес в принятии решений об инвестициях, создании новых производств, о движении вперед. И тем меньше ошибок будет делать этот бизнес — появится возможность четче выстроить бизнес-план и определить именно те точки роста в отраслях и на рынках, где компании смогут расти и зарабатывать.

— Если говорить об этом, то главная определенность — стабилизация макроусловий, курса и инфляции — уже более или менее есть...

— Действительно, два последних года можно назвать периодом успешной адаптации к изменившейся внешней ситуации, к новому состоянию сырьевых рынков, к новой геополитике, санкциям. Финансово-экономический блок правительства и ЦБ совместно с этой задачей в значительной мере справились. Посмотрите на последние полгода. Очевидна и стабильность валютного курса, и стабилизация инфляции на низких уровнях. Экономика вернулась к росту, растет промышленное производство.

Фактическая стабильность экономической динамики и финансовых рынков есть. Но стабилизации ожиданий пока нет. И с этой точки зрения важно довести ту работу, которую, например, делает ЦБ, до конца. Инфляционное таргетирование — это уже реализованная структурная реформа, одна из важнейших за последние годы. Ведь инфляционное таргетирование — это не просто снижение инфляции или ее волатильности, а стабилизация долгосрочных инфляционных ожиданий. Важно, чтобы в 2017 году пришло осознание — инфляция и в этом году, и в среднесрочной перспективе действительно будет колебаться около показателя в 4%, что на это можно и нужно рассчитывать.

— Инфляция — это в основном вопрос Банка России?

— Это не только вопрос ЦБ, правительство много сделало для того, чтобы поддержать тренд на снижение инфляции. Это и ответственная бюджетная политика, и умеренная индексация тарифов естественных монополий. Проактивная политика в сельском хозяйстве тоже один из ключевых факторов стабилизации инфляции — в потребительской корзине 30% составляют именно продукты питания, увеличение их внутреннего производства позволило замедлить рост цен, снизить их чувствительность к колебаниям обменного курса.

Предсказуемость инфляции не единственный вопрос. Важна стабильная и предсказуемая бюджетная политика. Бюджет бизнесу важен не сам по себе, а с точки зрения стабильности налогового законодательства. Неустойчивый дефицит сейчас — это всегда риск повышения налогов в будущем.

С этой точки зрения у нас достигнут большой прогресс — принятый трехлетний бюджет демонстрирует, что государственные финансы при консервативном сценарии на ближайшие три года с нефтью в $40 за баррель будут устойчивы без повышения налоговой нагрузки. Главная задача экономической политики — не пытаться угадать, как сложится нефтяная конъюнктура, а иметь понятный набор действий в случае любых, даже не самых простых внешних условий. При текущих $54 к сценарию $40 за баррель бюджет готов.

Важно и дальше закреплять позитивные ожидания бизнеса. Необходима взаимоувязанная конструкция бюджетной, денежно-кредитной и валютной политики, обеспечивающая снижение зависимости экономики от колебаний нефтяных цен. При этом бюджетная конструкция должна базироваться на новой, устойчивой в долгосрочной перспективе налоговой системе, способствующей обелению экономики, росту инвестиций и объемов экспорта, активному применению новых технологий.

— Стабильность налоговой нагрузки в нынешней ситуации — это достижимая цель?

— Мое мнение, что налоговая нагрузка на компании, работающие полностью официально, должна снижаться. Ведь когда говорят, что у нас налоговая нагрузка на бизнес невысока, сравнивая поступления с размером ВВП, забывают, что с учетом значительного теневого сектора нагрузка на бизнес неравномерна и в легальном секторе высока. Особенно это касается налогов на фонд оплаты труда, уплачиваемых предприятиями: ни в одной конкурирующей с нами экономике таких платежей нет.

— Кажется, стабильность есть, просто качество стабильности не всех устраивает?

— В стабильную инфляцию, курс и динамику других показателей верят еще далеко не все. Если спросить, есть ли вероятность двузначной инфляции, все вам ответят: конечно, да. Каждая вторая статья на экономическую тематику сейчас предрекает или углубление кризиса, или обвал рубля. Ожидания и у бизнеса, и у населения зачастую адаптивны, то есть базируются на опыте последних лет.

А реальность-то уже другая — все ключевые индикаторы стабилизировались, причем благодаря проведенным реформам под этой стабильностью заложен прочный фундамент. И самый смекалистый бизнес это уже начинает понимать: индексы деловой активности за последние несколько месяцев выросли до многолетних максимумов — превысили не только предкризисный уровень, но и уровни 2011–2012 годов.

Ожидаю довольно неплохие результаты от 2017 года. Экономика уже растет, в четвертом квартале увеличились и ВВП, и промышленное производство, а во втором полугодии 2017 года ВВП будет расти на 2% год к году и, возможно, даже больше.

Однако задачу экономической политики я вижу в первую очередь в повышении потенциальных, устойчивых в долгосрочной перспективе темпов экономического роста. После оживления и ускорения следующего года мы быстро упремся в структурные ограничения, которые есть у нашей экономики. Министерство экономического развития должно сформулировать те изменения, которые помогут преодолевать эти структурные ограничения.

— Обычно в вопросе долгосрочных прогнозов ориентируются на Минэкономики.

— Вся история с прогнозом Минэкономики должна меняться. Он из чисто технического документа, демонстрирующего сценарий с цифрами, должен стать инструментом коммуникации правительства с деловым сообществом и населением. Прогноз должен объяснять, сколько те или иные меры будут прибавлять к экономическому росту и в какие периоды, на какие еще показатели это будет влиять. Все это обязательно надо объяснять, чтобы бизнес понимал, почему правительство считает, что экономика будет развиваться именно таким, а не иным образом. Прогноз сам по себе — это инструмент управления ожиданиями. И бизнес, и население должны из него узнавать, что правительство, министерства, ЦБ будут делать при разных внешних сценариях, в том числе негативных. Только имея понимание происходящих процессов и доверие к экономическим властям, можно уверенно планировать инвестиции. В противном случае бизнес будет вместо своей основной работы пытаться угадать валютный курс, инфляцию и когда случится следующий кризис.

— Есть два вида уверенности — уверенность в том, что ничего особенного с тобой не произойдет, и уверенность в том, что правительство решило тебя и твой бизнес потащить в светлое будущее и сопротивляться бесполезно. Вы какую уверенность в реальности предполагаете — надо не мешать или надо тащить?

— Государство не существует отдельно от бизнеса и от людей. Государство должно стараться создавать максимально комфортные условия для развития предпринимательства, предлагать те изменения, которые позволят бизнесу становиться эффективнее. Все должны быть вместе, доверять друг другу и вместе двигаться вперед.

— То есть это политика поддержки растущих секторов?

— Расти могут в том числе и те, кто сейчас падает. Ориентация только на одну отрасль или их группу — это неверно. Компании и традиционной, и новой экономики должны одинаково понимать, что ситуация прогнозируема, что власть работает на то, чтобы они были конкурентоспособны и на локальном, и на глобальном рынках. Мы ориентируемся на всех, кто готов инвестировать в России.

— В проекте антикризисного плана на 2017 год, который вами подписан, впервые обозначена разработка Минэкономики программ поддержки отраслей, переживающих сейчас структурный спад. Для чего это нужно?

— Экономика России последних лет, если на нее смотреть внимательно,— это улица с двусторонним движением. Так, торгуемые отрасли, успешно конкурирующие с импортом или работающие на экспорт, демонстрировали рост. С другой стороны, неторгуемые отрасли были перегреты высокими ценами на нефть, выпуск в них снизился и сейчас стабилизировался на новом структурном уровне ниже прежних показателей.

Есть отрасли, производящие товары длительного пользования, в первую очередь автопром, столкнувшиеся с серьезным структурным падением спроса и у которых при этом существуют не полностью загруженные производственные мощности. Да, в следующем году мы увидим существенный рост продаж автомобилей, однако мы прекрасно понимаем, что объем продаж на уровне, который мы видели три-четыре года назад, в ближайшие годы недостижим.

На первом этапе политика поддержки этих отраслей заключалась в смягчении удара, который они пережили,— это была краткосрочная поддержка внутреннего спроса. Второй этап — структурный ответ на имеющиеся проблемы. В автопроме, например, мы будем поддерживать переориентацию отрасли на внешний спрос. Будем работать над изменением регулирования и новыми мерами как в этой, так и в смежных отраслях. Экспорт — это не только производство, но и логистика, сертификация и многие другие вопросы. Мы пытаемся увязать все элементы в новую систему.

— Министерства раньше ревностно относились к своим отраслевым стратегиям, считая это своим внутренним делом.

— Профильные министерства хорошо понимают ситуацию в конкретных отраслях, мы же смотрим на всю картину, на экономику в целом — понимаем взаимосвязи разных отраслей, особенности всей налоговой системы, регулирования и так далее. Поэтому отрасли лишь выиграют, получив синергетический эффект от нашего взаимодействия.

— То есть вы рассматриваете себя в том числе как консалтинговое министерство для других министерств?

— Традиционно Министерство экономики — это штаб изменений. Эта та роль, которая всегда была у него, и я считаю, что ее нужно только усиливать. При этом наша роль не в том, чтобы просто собирать точки зрения ведомств и пытаться выступать арбитром во внутренних спорах. Мы должны быть источником новых идей, становиться лидером в подготовке программ изменений.

— Исходя из того что вы пришли в Минэкономики из Минфина, многие уверены, что штаб теперь в Минфине. В какой мере вы готовы спорить с подходами к реформам вашего бывшего руководителя Антона Силуанова? До последнего времени противостояние Минфина, ЦБ и Минэкономики было главным сюжетом в экономических дискуссиях.

— Спор ради спора — пустое занятие. Бессмысленно просто говорить, что кто-то что-то делает неправильно. Главное — понимать логику, аргументы и мотивы людей, почему они предлагают те или иные решения, и обсуждать с ними ситуацию на уровне смысла, а не формы. Спорить будем по многим вопросам, но всегда будем стараться приходить к консенсусу и общему пониманию. Нацеленность на повышение экономического роста есть абсолютно у всех — и в ЦБ, и в Минфине, и в Минэкономики.

— Вернемся к подготовке плана по экономическому росту. Что конкретно будет в вертикальных столбцах матрицы, описывающих ограничения?

— Первая проблема — это ограничения в сфере человеческого капитала, количественные и качественные. Связанная, но требующая выделения в отдельную категорию — это проблема бедности. Далее третья группа — это ограничения, связанные с инвестиционной активностью, также в части как их объема, так и качества. Отдельно в четвертую группу выделяем тему инноваций. Пятая группа — ограничения для международной кооперации и экспорта. Шестая — высокий уровень трансакционных издержек в экономике, асимметрия информации. Седьмая — проблема высокой доли теневой экономики в стране. Последняя, кстати, одна из самых важных тем.

— Этот список вы начали с человеческого капитала и бедности...

— Понятны демографические ограничения, в рамках которых мы находимся: базовый прогноз Росстата предполагает сокращение населения в трудоспособном возрасте примерно на 900 тыс. человек каждый год до 2020 года. С точки зрения достижения среднемировых темпов экономического роста мы в непростой ситуации: уровень развития по ВВП на душу населения у нас выше, чем в среднем в мире, а по динамике экономически активного населения кардинальное отличие — мир продолжается расти, а у нас по прогнозу — быстрое снижение. Оба фактора говорят, что при прочих равных мы должны расти медленнее, чем мир.

Поэтому преодоление демографических ограничений — одна из ключевых задач. Нам необходим комплекс решений, направленных на увеличение численности экономически активного населения, снижение структурной безработицы, а также повышение производительности. Задача властей создать условия для максимально возможной реализации потенциала каждого человека, живущего в нашей стране.

Бедность является серьезным ограничением. Это не только социальная проблема, но в том числе и серьезная угроза для экономического роста, учитывая, что значительная доля малообеспеченных сегодня у нас — это семьи с детьми.

— В последние годы в академической среде в качестве главной проблемы роста считается не бедность, а неравенство?

— Проблема бедности в российской экономике гораздо важнее на данном этапе, чем проблема неравенства, которая довлеет над экономическим ростом развитых стран. Понятно, что стратегически надо стремиться и к снижению неравенства.

— Низкую активность инвестиций многие называют причиной проблем с экономическим ростом...

— Очевидно, объема инвестиций в России сейчас недостаточно, чтобы показывать более высокие темпы роста, однако инвестиции, особенно качественные, невозможно увеличить мановением волшебной палочки. Когда предприниматель принимает решение инвестировать или нет, он всегда сравнивает потенциальную выгоду и риск. Задача — двигаться по направлению увеличения выгод, снижения издержек и одновременно рисков. Сейчас ключевой риск, о котором мы говорили,— экономическая неопределенность. Но есть, бесспорно, и другие. Необходима кропотливая работа по уменьшению разного рода издержек для бизнеса, тарифов естественных монополий и так далее. Очень серьезный блок проблем связан с конкуренцией, барьерами входа на те или иные рынки, в том числе создаваемые самим государством.

В теме инноваций два блока: использование уже существующих технологий и создание новых. Инвестиции, основанные на современных технологиях, не просто увеличивают объем доступного капитала, но и позволяют совершать скачки вверх по производительности. Новые технологии во всем мире позволяют добиться большей эффективности уже имеющегося капитала — и мы должны идти активнее по этому пути. Это особенно важно в условиях наших демографических ограничений: так как мы не можем экстенсивно увеличивать занятость, то наш выход — это создание новых высокотехнологичных производств с невысокой занятостью, применение новаций, сокращающих занятость на промежуточных этапах, и так далее.

Далее. Экспорт. Для устойчивого роста в современном мире нужно иметь более открытую экономику, активнее торговать. Экспорт — это не только вопрос производства и его конкурентоспособности, но и вопросы логистики, получения доступа на внешние рынки, зон свободной торговли, торговых объединений, встраивания в цепочки производств.

— Следующее ограничение, которое вы назвали, высокие трансакционные издержки в России и асимметрия информации. О чем именно речь?

— Здесь две ключевые истории. Горизонтальная и вертикальная: взаимоотношения по линии производитель-потребитель и государство—бизнес и население. Первое: у нас путь от производителя до конечного потребителя очень длинный. Много посредников, много так называемой информационной асимметрии. Например, потребитель часто просто не знает о том, что на рынке тот или иной товар или услуга доступны, у него нет информации о ее качестве. Второе: взаимоотношение государства и бизнеса. Здесь получение информации о том, что доступно для развития бизнеса, само получение государственных услуг должны отнимать минимум времени и денег, а необходимые промежуточные взаимоотношения между госорганами должны происходить, минуя конечного получателя услуги.

На помощь должны прийти те нововведения, которые уже реализованы в мире,— это вопросы создания цифровых экосистем, в том числе в области электронной торговли, резко снижающие издержки и роль посредников.

— И еще это в теории должно позволить снизить уровни монополизации экономики?

— Бесспорно.

— Последним блоком вы назвали теневую экономику.

— Мне кажется, что сейчас российское государство с точки зрения уровня технологического развития подошло к моменту, когда можно сделать серьезный шаг вперед к росту доли белой экономики и снижению доли теневого сектора.

Теневой сектор — это часть общей экономики, из-за которой возникает много искажений. Например, если на одном и том же рынке есть белая компания и та, которая работает в тени, то происходит искажение конкурентных условий. Конкуренцию выигрывает не та, которая более эффективна, имеет лучше управленческие процессы или наименьшие издержки, а та, которая больше недоплатит налогов и снизит социальные гарантии своим работникам. В итоге и капитал, и труд связываются в бизнес-процессах с более низкой экономической отдачей, что в конечном счете отрицательно влияет на темпы экономического роста.

— Кажется, в России на рынках обыкновенно или все компании белые, или все черные, промежуточные ситуации редки?

— Нет, почему. Это довольно типичная проблемная ситуация. Сейчас экономика плавно движется в сторону обеления — этот процесс надо стимулировать, так как он напрямую ведет к ускорению экономического роста.

— Это горизонталь матрицы. Что в вертикальных строках кроме налогов?

— Новая налоговая система — это только пример того, что в матрице по вертикали. Там есть еще все, что связано с цифровой экономикой, институтами развития, и другие важные элементы. Придет время, расскажу...

— И когда придет это время?

— Сроки известны. Есть поручение президента — к маю подготовить конкретный набор мер. Май — это довольно скоро.

Источник: economy.gov.ru

08 января 2017г.

В Минэкономразвития ждут роста ВВП во втором полугодии 2017 года

МОСКВА, 8 янв — РИА Новости/Прайм. Минэкономразвития (МЭР) во втором полугодии 2017 года ожидает роста ВВП России в годовом выражении на уровне 2%, заявил глава министерства Максим Орешкин в интервью газете "Коммерсант".

"Ожидаю довольно неплохие результаты от 2017 года. Экономика уже растет, в четвертом квартале увеличились и ВВП, и промышленное производство, а во втором полугодии 2017 года ВВП будет расти на 2% год к году и, возможно, даже больше", — заявил он.

При этом министр отметил, что задачу экономической политики он видит в первую очередь в повышении потенциальных, устойчивых в долгосрочной перспективе темпов экономического роста.

"После оживления и ускорения следующего года мы быстро упремся в структурные ограничения, которые есть у нашей экономики. Министерство экономического развития должно сформулировать те изменения, которые помогут преодолевать эти структурные ограничения", — добавил он.

Базовый прогноз Минэкономразвития на 2017 год предполагает рост экономики на 0,6% при среднегодовой цене нефти в 40 долларов за баррель. В сценарий "Базовый плюс" заложен рост ВВП в 1,1% при цене нефти в 48 долларов за баррель. В министерстве уже заявляли, что считают его более реалистичным.

В конце декабря министр финансов Антон Силуанов заявлял, что экономика РФ в 2017 году может приятно удивить — ее рост может составить по итогам года 1,5%. По ожиданиям ЦБ рост ВВП в новом году будет менее 1%.

Источник: ria.ru

08 января 2017г.

Глава МЭР заявил, что бюджет России будет устойчив при цене нефти в $40

МОСКВА, 8 янв — РИА Новости/Прайм. Российский бюджет будет устойчив при цене нефти в 40 долларов за баррель без повышения налоговой нагрузки, считает министр экономического развития РФ Максим Орешкин.

"У нас достигнут большой прогресс — принятый трехлетний бюджет демонстрирует, что государственные финансы при консервативном сценарии на ближайшие три года с нефтью в 40 долларов за баррель будут устойчивы без повышения налоговой нагрузки", — сказал глава Минэкономразвития (МЭР) в интервью газете "Коммерсант".

Главная задача экономической политики — не пытаться угадать, как сложится нефтяная конъюнктура, а иметь понятный набор действий в случае любых, даже не самых простых внешних условий, считает министр. "При текущих 54 долларах к сценарию 40 долларов за баррель бюджет готов", — отметил Орешкин.

Министр считает, что предсказуемость инфляции — не единственный вопрос, стоящий перед финансовыми властями. "Важна стабильная и предсказуемая бюджетная политика. Бюджет бизнесу важен не сам по себе, а с точки зрения стабильности налогового законодательства. Неустойчивый дефицит сейчас — это всегда риск повышения налогов в будущем", — сказал Орешкин.

Он считает, что важно и дальше закреплять позитивные ожидания бизнеса. "Необходима взаимоувязанная конструкция бюджетной, денежно-кредитной и валютной политики, обеспечивающая снижение зависимости экономики от колебаний нефтяных цен. При этом бюджетная конструкция должна базироваться на новой, устойчивой в долгосрочной перспективе налоговой системе, способствующей обелению экономики, росту инвестиций и объемов экспорта, активному применению новых технологий", — отметил Орешкин.

Источник: ria.ru

 

Главная страница  |  Новости Минэкономразвития  |  Обновления сайта  |  Инвестиции в Ростовской области  |  Телефонный справочник